Эфир
14.07.2019, 14:01 // Интервью

AMCHI и TERNOVOY: «На Black Star люди принципиальные, но справедливые»

Сегодня состоялась премьера клипа на совместный трек двух звёзд шоу «ПЕСНИ», а теперь – резидентов Black Star. AMCHI и TERNOVOY поговорили с TNTMUSIC.RU о личных историях, стоящих за этим релизом, поделились впечатлениями от съёмки в морге и высказались о том, что они думают о конфликте лейбла с L’One.

TERNOVOY, AMCHI​Фото: пресс-служба артистов

Расскажите, где вы снимали клип? Похоже на какую-то старую больницу...

TERNOVOY: Было две основных локации: морской госпиталь и морг. Несмотря на то, что он уже два года недействителен, атмосфера там стоит жуткая. Запах, кстати, тоже. Я человек с очень чутким мировосприятием, хоть иногда и скрываю это. А там стоят эти мраморные столы, на которых лежали трупы… Воображение сразу начинает дорисовывать, как их мыли, препарировали… Сразу начинаешь думать о смерти, о её неизбежности. Я там провёл не очень много времени, а вот Артём там находился около 3-4 часов. А учитывая, что там ещё и пахло соответствующе…

AMCHI: Ну, это было не дискомфортно, а, скорее, просто странно. Нам сказали, что там всё продизенфецировали какой-то ядрёной штукой, но всё равно посоветовали по минимуму прикасаться к чему-либо, никуда не садиться. Но сложностей это не создало, наоборот, было прикольно.

TERNOVOY: А у меня сразу всплыло в памяти моё медицинское прошлое, когда я работал в реанимации как медбрат. У нас там очень часто умирали люди, иногда по 5-6 человек в день. И я вместе с другими помогал подготовить их к отправке в морг. Поэтому для меня пребывание в таком месте было довольно непросто психологически.

А чьей идеей было снять клип именно там?

TERNOVOY: Скорее всего, режиссёров. Ну, их задача ведь – выбрать яркую локацию. Так что, мне кажется, если нужно будет, они и на могиле снимут клип. Я, если честно, даже не знал, где мы будем снимать. Так же, кстати, было и с «Домофоном». Я просто приехал, меня подводят к девушке, говорят – «знакомься, вот с ней ты сейчас будешь целоваться». И всё, первая сцена у меня была с поцелуем.

Получается, перед съёмкой вас просто поставили перед фактом, рассказав о концепции, а вы исполнили указанные роли?

TERNOVOY: Нет, совсем не так. По сути, всё, что вы видете в клипе – это то, что придумали мы с Артёмом. Это одна из причин, по которой для меня так важна эта работа. Это ещё один шаг к самостоятельному созданию идеи и режиссированию, который лейбл полностью поддержал.

AMCHI: От наших идей никто не отмахивался, нам дали возможность реализовать собственные мысли. Нас связали с режиссёром, каждый высказал свои пожелания. Мне, например, понравилась идея показать психушку, отображающую то безумие, которое иногда творится в голове во время трудных отношений.

Интересно, что у вашего коллеги по проекту, PLC, недавно выходил клип «Бонусы», также снятый в рехабе…

TERNOVOY: Да, нас недавно попытался уличить в своих «сторис» Максим Свобода. Мол, мы украли у PLC идею с психушкой. Я, если честно даже не знал, что Серёга снял этот клип. Да и мы вообще сняли «Прочь» ещё до Серёжиного релиза. Поэтому наши клипы вообще никак не связаны. Тем более, что использование такой локации вполне оправдано сутью песни – когда человек находится в трудных отношениях, он может пребывать в состоянии, близком к помешательству. Мы убрали смирительные рубашки и прочие достаточно избитые атрибуты, оставив общий дух опустошённости. Причём концепция клипа в том, что в конце клипа я прихожу к тому же состоянию, которое Артём показывает в начале. В этой песне речь не о той ситуации, когда отношения просто не складываются несмотря на попытки обоих. Здесь – осознанная игра, когда один человек осознанно буквально «держит в заложниках» другого и пользуется положением.

Судя по всему, вы не понаслышке знаете, о чём поёте в треке. У вас в жизни случалась подобная история?

AMCHI: Нет, у меня, к счастью, не было такого опыта. Поэтому я счастливый человек. А в тексте песни – скорее, мои рассуждения на тему больной любви.

TERNOVOY: А у меня была такая история. Мне тогда было примерно 20 лет. Мне кажется, каждый должен пройти через это дерьмо, чтобы потом знать, как быть не должно. Нужно понять, как может быть плохо, чтобы уметь ценить хорошее. Когда прошло время, вся обида ушла. В первую очередь, нужно любить себя, и тогда ты сможешь полюбить и простить других. В какой-то момент я понял, что хочу любить себя, и поэтому простил ту девушку. И сейчас я ей даже благодарен за опыт и проверку на прочность.

Олег, в противовес вспоминаются другие твои песни о совсем иных чувствах – «Мне с тобою легко», например...

TERNOVOY: Да, это гораздо более лёгкие, попсовые работы. Людям ведь по большей части не особенно хочется заморачиваться и думать. Но вот я люблю покопаться в своих мыслях и чувствах. Так и появляются тексты моих песен. Текст к треку «Прочь», например, был написан в 2015-м, когда эта история со мной и случилась.

Вы – пишущие и создающие артисты, которые работают с собственным материалом. Как показывает практика, у некоторых таких музыкантов со временем возникают проблемы с лейблом, претендующим на все коммерческие права на песни. Яркое тому подтверждеие – история с L'One. Вас не смутит такой расклад?

AMCHI: Я об этом, если честно, пока не особо задумываюсь. Если запретят – ну, порадуюсь, что они вообще были. Они же никуда не исчезают, люди продолжают их слушать. Но, конечно, хотелось бы обойтись без таких ситуаций, чтобы, когда придёт время, всё прошло спокойно. Мне жаль, что такие истории в принципе случаются. Мне кажется, все от них только проигрывают. Музыка должна, наоборот, объединять, а не нести вот такие конфликты. Я не знаю ситуации и где правда. Не могу оценивать ситуацию без реальной информации, а не заявленной. У каждого своя история. Музыка должна жить! Верю, там всё будет хорошо.

TERNOVOY: Я тоже считаю, эти песни всё равно останутся моими. Они есть в общем доступе, в них указано моё имя, люди знают, что их написал и исполнил я. Конечно, существенный минус в том, что, в случае чего, я не смогу их исполнять. Но пока рано об этом говорить – я не знаю, на каких условиях закончится мой контракт, и я не могу утверждать, что всё будет так плохо. Нужно просто стремиться писать песни, которые будут вне времени. Я осознанно подписывал контракт и допускал, что, возможно, мне запретят исполнять мои песни на выходе с лейбла. А насколько это правильно, мне сложно сказать. Думаю, всё-таки было бы лучше, если бы артист после завершения контракта мог исполнять свои песни. Это было бы плюсом и для лейбла, и для артиста. Но Black Star – люди принципиальные, но справедливые.

МЫ В ДРУГИХ СОЦСЕТЯХ:

МАТЕРИАЛЫ по теме

Интервью

Алина Паш: «Я всегда хотела делать более дикую музыку»

Интервью TNTMUSIC.ru с яркой украинской фрэшвуман.

Интервью

Пять вопросов Джей Мару о новом релизе «Сумасшедшая любовь»

Мы пообщались с Никитой о недавней работе и не только.

Интервью

Алина Гросу: «Кто-то удивляет тверком, а я – бальными танцами»

TNTMUSIC.ru пообщался с певицей о недавних релизах и грядущей свадьбе.

Интервью

Катя Адушкина: «Идея клипа «Одна» принадлежит моему парню»

Эксклюзивное интервью TNTMUSIC.ru со звездой YouTube.

Интервью

Мот и Zivert: «Мы познакомились, когда песня была уже готова»

Артисты рассказали TNTMUSIC.ru, как создавался их совместный трек.