Эфир
27.06.2019, 11:28 // Интервью
Автор: Вера Томилина

Алина Паш: «Я всегда хотела делать более дикую музыку»

TNTMUSIC.ru пообщался с украинской фрэшвуман, делающей музыку, поражающую своей эклектикой. Она миксует рэп с этникой, работает с десятками саундпродюсеров по всему миру, дружит с Иваном Дорном и Alyona Alyona и резко отличается от всего, что мы привыкли слышать от русскоязычных артистов. Почитайте наше интервью с Алиной Паш, закарпатской рэп-дивой, которая поменяет ваше представление о женском хип-хопе.

Алина Паш​Фото: Instagram

Следуем за фольклорными украинскими напевами под сопилки и цимбалы – и двумя треками позже обнаруживаем грувовый трэп-бит и техничную читку на русском. Следующий сингл – флоу на франузском, затем – англоязычный R'n'B на уровне западных звёзд жанра… Дебютная пластинка Алины Паш – это пять языков, восемь саунд-продюсеров и филигранное переплетение жанров. Алина разбила альбом на две части и озаглавила его именем Пынти Храброго – героя легенд её родного края. В нашем интервью – о нём, музыке в целом, благородстве, поисках себя и многом другом. 

Напомним, что Алина дружит  с ещё одной известной украинской рэпершей – Alyona Ayona. В апреле артистки выпускали совместную работу, трек и клип «Падло»:

Первое, что обращает на себя внимание в твоей музыке – невероятный многослойный продакшн. В твоём недавнем альбоме чего только нет - и украинский этнический инструмент, и народные напевы, и электроника. Как сложилась такая крутая эклектика на твоей пластинке?

В этом альбоме действительно можно услышать  самое разное звучание. Этот альбом, две его части – результат года моих странствий, путешествия, поиска. Над ним работали восемь саундпродюсеров из разных стран – Украины, Франции, Италии... В трек-листе задействовано множество самых разных инструментов. Но альбом всё равно слушается как единое целое, переплетён одной ниткой. Со многими саундпродюсерами меня познакомил мой муж, он французский музыкант из французской электронной группы dOP.  Сказал: «Ну что, малая, давай, тебя есть два часа, чтобы сделать трек. Если сделаешь – молодец,  не сделаешь – слабачка». Ну и я, понятное дело, хотела доказать и себе, и ему, что смогу. И научилась писать треки довольно быстро.  Я думаю, это круто – экспериментировать, а не идти на волне успеха одной песни, которая уже выстрелила. Поэтому моя музыка очень разнообразна.

Но ты начинала с поп-музыки, даже с эстрады...

На самом деле, меня всегда тянуло ко всему необычному в музыке. На том же «Х-факторе» пыталась уговорить всех сделать что-то неординарное. А многие песни, которые мне там давали, были страдальческими. Мне с ними было сложно. Потому что во мне горит огонь, а в меня хотели холодную воду лить. Когда я выпустила свою музыку после шоу, многих удивил такой переход. Но на самом деле это было во мне всегда, с детства. У моих родителей прекрасный музыкальный вкус. Первое, что мне мама когда-то поставила – это The Prodigy. А Шатунова, наоборот, не советовала слушать. Потом я тусила с мальчиками во дворе, и мы всегда слушали хип-хоп. Затем меня где только ни носило – я и в мюзиклах пела, и была МС-вокалисткой, даже ездила по миру как EDM-певица… Плюс парни, с которыми я встречалась, были диджеями, я слушала много электроники. И это всё дало мне вдохновение делать более активную и дикую музыку.

Во время путешествий не возникло порыва осесеть где-то в другой стране?

Я решила, что стоит всё-таки не убегать в Штаты, Бразилию или куда-либо в другое место, а остаться в Украине и поменять здесь что-то настолько, чтобы это запомнили. И я очень рада, что мне хватило смелости себя открыть, потому что был момент, когда я абсолютно не верила в себя в музыке. Но потом преодолела это и перестала стесняться себя. И этот посыл – один из главных в моих треках. Я делаю музыку на разных языках, потому что для меня Украина – интернациональная страна. Сейчас в ней круто развивается музыкальная культура, проходят масштабные фестивали. Например, Brave Factory, мой самый любимый фест. Его делают классные люди, туда приходят классные люди, необычные музыканты со всего мира. Я в этом году попала туда в лайн-ап. Поверьте, очень многие из известных украинских артистов пытался туда попасть, но им отказали. А мне поверили, потому что им понравился вот этот симбиоз нескольких стилей.

Кстати, о языках. На альбоме ты поёшь и читаешь на английском, французском, русском, украинском и грузинском. С украинским, русским и английским всё понятно, а почему именно грузинский и французский?

Сначала про Грузию. На «Х-факторе» у меня случилась большая дружеская любовь к девочке-грузинке, она стала мне действительно как сестра. Это очень особенный человек в моей жизни, маленький гений. Сейчас мы приезжаем друг к другу, у нас тесная дружба. Плюс именно в Грузии я влюбилась в своего мужа. Он француз, и именно поэтому ещё один язык на альбоме – французский. Мне безумно нравится этот язык, я его потихоньку учу.

А как бы ты сформулировала ключевой посыл, месседж альбома?

Посыл первой части – это начало меня. Там о многом. О том, как важно открывать себя, преодолевать комплексы, не стесняться своего тела, своего дела. Главный месседж - люди, выдохните, посмотрите, на какой прекрасной Земле мы живём. Открывайте себя, это самое главное, что вам надо сделать. Не бегите. Будьте смелыми, открытыми, боевыми в своих мыслях, в своих сердцах. Прежде чем куда-то бежать, начните с себя. Вторая часть – это смесь языков, через которую я хочу показать, что это круто. Когда артист выбирает только один язык, он всё-таки ограничивает свою аудиторию. А мне хочется показать, что можно и по-другому. Но в первую очередь мои песни – о благородстве и храбрости. Мне кажется, что благородство сейчас не в моде. А для меня благородство – это необходимость, это честность и душа.

Твой муж участвовал в становлении твоего стиля?

Конечно. Он меня постоянно нормально так дрессирует. Когда меня заносит куда-то не туда, он такой – «так, это уже попса». А вообще, это он научил меня не следовать ни за кем в плане стиля. Всегда говорил, чтобы я брала свои фишки и смотрела, как они работают. И они действительно работают. Мы несколько раз выступали в Париже, и я видела, что люди, даже не понимая языка, кайфовали от нашей музыки. Агрессивность и грув в соединении с народностью и опеваниями впечатляют людей. Но было время, когда я не верила в то, что вообще что-то умею, и хотела забросить музыку…

И как ты преодолела этот кризис?

Здесь повлиял личный фактор – с  одной стороны, мои прошлые отношения, с другой – мой нынешний любимый человек. В предыдущих отношениях я вкусила жизни обычной девочки, которая варит борщи и ждёт мужчину с работы. Эти отношения не вселяли в меня никакой мотивации, чувствовала, что что-то идёт не так. И они подстегнули меня что-то менять. А потом появился Джон, который поднял меня из жёсткой депрессии именно в тот момент, когда я хотела на всё забить. Мне тогда не нравилось жить, были суицидальные мысли. Этот человек и научил меня писать музыку. Помню, мы приехали в Москву, у него там было выступление. И сажает меня где-то на улице, говорит – бери свой телефон и записывай видео, чтобы потом не переспрашивала. Открывает на компе Аbleton и показывает, как делать музыку. И я начала пробовать. Он меня учил и заставлял писать свою музыку. Помню, как жутко стеснялась, помню этот жар в щеках, вспотевшие ладошки, когда я не понимала, что и как нужно делать, а он смотрит на меня взглядом учителя. Так и научилась.

Давай как раз о твоём первом релизе, «Bitanga», который и принёс тебе известность. С чьей помощью эта работа стала такой успешной?

Этот трек был записан вместе с Суреном Томасяном. Он крутой саундпродсюсер и инструменталист, гитарист Ивана Дорна. Он первый услышал меня и мою музыку нутром. Мне всегда очень хотелось делать необычную музыку, выдумывать то, чего не делали другие. И хотя меня часто пытаются сравнить с кем-то – M.I.A., Нелли Фуртадо, FKA Twigs, я могу сказать, что не ориентировалась намеренно на кого-либо. Но, конечно, приятно, что людям приходят на ум такие классные ассоциации.

Для того, чтобы сделать клип на «Bitanga», я собирала любые копейки. У меня не было никакой поддержки, только родители. Но они из села и не понимают этих расценок, когда счёт идёт на тысячи долларов. Сейчас я вспоминаю этот период – и я горжусь собой, потому что я сама собрала всю команду, просто нашла людей, которым не всё равно. И мы вшестером поехали на несколько дней в горы с четырьмя чемоданами вещей, даже не зная, что будем снимать – решили сориентироваться на месте. И всё получилось круто. Потому что честность в музыке – это самое прекрасное и впечатляющее, что может быть. Если ты честен, то можешь пробить этим любых людей. Собственно, со мной так и случилось. Мне, наконец, перестало быть стыдно выходить на сцену и делать то, что делаю – дурковать, танцевать так, как хочется. Я понимаю, почему музыканты любят быть музыкантами – это же просто оргазм.

Для альбома ты записала треки с несколькими малоизвестными артистами. А ты думала над фитом с кем-то из именитых украинских музыкантов, например, с Иваном Дорном?

Меня часто об этом спрашивают. Но мне хотелось в альбоме поработать именно с новыми, малоизвестными артистами. А с Ваней Дорном мы прекрасно общаемся. Я вспоминаю себя год назад, когда мечтала просто познакомиться с Ваней, сказать ему «хай». А сейчас у нас реально близкие классные отношения. В ночь перед выходом моей пластинки он меня поздравил, пожелал очень важных вещей, это было очень приятно. А вообще, я Ване предлагала поработать вместе. Сказала, что если захочет записать что-то совместное, то я буду очень рада. Но я не гонюсь за громкими именами, мне прекрасно там, где я сейчас, всё должно рождаться очень естественно.

То есть нет такого стремления – отхватить как можно больший ломоть популярности, пока есть такая возможность?

Мне не хочется получить всё и сразу. Так было бы скучно. Сейчас вот сижу у себя на кухне с котёнком, через несколько дней еду в Польшу выступать на классном фестивале. Потом готовлюсь к сольному концерту в Киеве. Мне хочется удивлять и знать, что передо мной всегда стоит какой-то новый челлендж. Это немного страшно, но внутри я – бунтарь, а мой внутренний голос говорит, что я всё делаю правильно. Я топлю за уникальность свою, за честность. И за понимание в мозгах, реально ли ты хочешь этому посвящать себя музыке или играешь в игру «хочу быть известным». И всё. Много кто хочет быть популярным. Чтобы шмотки были бесплатные, чтобы я был классный. Таких людей куча. Я на своем пути их тоже встречаю. Где-то печалюсь, а где-то очень радуюсь, что я не такая.

Какие цели ты поставила перед собой на ближайшее время?

Первая – это, однозначно, сделать крутое шоу. Такой лайв, про который люди говорили бы «ты должен это увидеть». Запись – это круто, но живые выступления, зрелищные шоу – это то, к чему я хочу прийти. Люди хотят зрелища, и нужно его им дать. Вторая – поездка в фольклорное путешествие. Я хочу поездить, пособирать записи в разных концах света. Есть идея поехать с Джоном в музыкальное путешествие по Штатам. У нас там есть много знакомых саундпродюсеров, к которым было бы круто заезжать к ним и записываться. И третье – да, наверное, просто не сойти со своего пути. Сейчас происходит огромное количество событий, и некоторые могут сбить тебя  с твоего пути. И я бы очень не хотела стать  какой-то занудной чикой, надевшей себе на голову корону. Даже если меня ждёт какой-то мега-успех, я бы не хотела, чтобы он как-то в корне изменил меня. Алина, будь такой, какая ты есть.

МЫ В ДРУГИХ СОЦСЕТЯХ:

МАТЕРИАЛЫ по теме

Интервью

Алина Гросу: «Кто-то удивляет тверком, а я – бальными танцами»

TNTMUSIC.ru пообщался с певицей о недавних релизах и грядущей свадьбе.

Интервью

Катя Адушкина: «Идея клипа «Одна» принадлежит моему парню»

Эксклюзивное интервью TNTMUSIC.ru со звездой YouTube.