GSPD: «Дострою дом за миллион долларов и буду песочить всех»

03.06.2022, 14:15

Новым героем интервью TNTMUSIC.RU стал продюсер Dead Blonde и повелитель стадионных рейвов — Давид Деймур. Музыкант, известный под псевдонимом GSPD, поговорил с нами о многотысячных солдаутах, привлекательности ностальгии, маргинальной эстетике своего творчества, причинах для хейта коллег по сцене и уместности развлечений в 2022 году. В чём секрет массового успеха независимого артиста — читайте в нашем большом материале.

GSPD​Фото: соцсети
GSPD
​Фото: соцсети

За шесть лет карьеры GSPD прошёл стремительный путь от маленьких танцполов до завоевания десятитысячных арен, после чего сумел не только реализовать себя как артист с огромной фан-базой, но и успешный продюсер. В разговоре с TNTMUSIC.RU Давид Деймур рассказал, что побудило его отвлечься от сольной карьеры на создание проекта Dead Blondeи какие перспективы ожидают их в ближайшем будущем. Также организатор рейвов поделился впечатениями от недавних концертов на столичных площадках и тем, как он ощущает себя в российском шоу-бизнесе.


Давид, на каком этапе карьеры ты сейчас находишься? Твоя официальная, как минимум, дискография включает релизы за 6 лет.

Вопрос интересный. Всё время хочется думать, что я где-то в начале пути и дальше будет интереснее. Если говорить о собственном ощущении, то за эти шесть лет я успел многое сделать. По крайней мере стал узнаваемым сольным артистом: недавно в Санкт-Петербурге мы собрали два дня по 3 с половиной тысячи человек. А ещё я успел стать музыкальным продюсером, причём многие меня, возможно, даже больше знают по проекту Dead Blonde. Надеюсь, впереди будет ещё что-то интересное ― нет желания стагнировать и сложить руки. 

За этот год ты выпустил три сингла ― «Sega Mega Drive», «Млечный путь» и «Гудбай». При этом последние из них ― завершённые версии песен из неофициального мини-альбома для Telegram «Импортозамещение». У тебя всё идёт по плану? 

В той мировой ситуации, в которой мы все находимся, словосочетание «всё по плану» ― вообще не про сегодняшний день. Что касается последних музыкальных релизов, их нельзя назвать моими какими-то основными работами и тем, на что я делаю упор. Сингл «Sega Mega Drive» я бы не назвал проходным, но он был в добавку к моей концертной программе.  

У меня, как и у многих музыкантов, встал резонный вопрос: насколько уместно сейчас выпускать любую музыку? Поэтому, чтобы как-то разрядить свою голову и дать какой-то музыки подписчикам, я у себя в Telegram-канале через шутки-прибаутки придумал челлендж, что я за два дня напишу мини-альбом. Как оказалось, из шести песен «Импортозамещения» две по-серьёзному понравились людям, и я решил их выпустить официально. Это не коммерческие синглы и сильные работы, которые я хочу презентовать, как первые весточки нового альбома. Большая часть той работы, что мы ведём над GSPD и Dead Blonde, выйдет позже, когда ситуация стабилизируется. 

Изначально на весну вы планировали другие премьеры?

Да, мы собирались выпустить совместный сингл с Dead Blonde. Вслед за тем, что мы с Ариной представили на 14 февраля ― «Не такая, как все». Но планы изменились: как минимум, моральный и эмоциональный фон не позволяет многим артистам работать над весёлым, беззаботным материалом.

Но ведь этот незапланированный EP «Импортозамещение» нельзя назвать антивесёлым. Или ты по-другому видишь его?

Во-первых, само название отсылает к тому, что импортозамещение не всегда хорошо. Хотя не буду строить из себя экономиста и заверять об обратном. А сами песни ― это такой китч и фарс. В треке «Гудбай», на мой взгляд, так вообще нет ничего весёлого, если почитать его строчки. Давайте закрепим, что этот мини-альбом я считаю перформансом.

Будешь доделывать оставшиеся четыре песни?

Нет, мне это неинтересно. Я выпустил на площадки две песни, которые были людям интересны. Над остальными пускай остаётся завеса тайны.

Предупреждаем: трек содержит ненормативную лексику и не рекомендуется к прослушиванию лицам младше 18 лет.

В тему:
GSPD опубликовал ироничный EP «Импортозамещение»


В твоих последних синглах по-прежнему ощущается русская эстетика и любовь, грубо говоря, к маргинальной культуре. Каково тебе сейчас транслировать этот дискурс? Влияет ли как-то текущий контекст на иное восприятие твоей музыки?

Тот посыл, который у меня всегда присутствовал, он никогда не был однозначным. Меня одно время очень часто обвиняли чуть ли не в пропаганде запрещённых веществ, хотя, если обратить внимание на тексты, должно быть ясно, что это была ирония. Но в целом моё творчество всегда было двойственным, я сам человек из глубинки ― из Нижнего Тагила. Я не могу не любить место, где я вырос, и отторгать часть себя. 

С другой стороны, я уехал оттуда и на протяжении уже 11 лет проживаю в Санкт-Петербурге, благодаря чему могу посмотреть на глубинку со стороны и немножко посмеяться над ней. Это же касается и российского маргинального вайба: «девяток», пацанов, гопников, панелек, ― что было и остаётся одной из составляющих моего творчества.

Я понимаю, что нынче трансляция такого стиля на остальные регионы не есть хорошо, но тут уже ничего не поделаешь. Это мой язык самовыражения, и я не собираюсь как-то подстраиваться под кого-либо. В общем, что я делал, то и буду делать.


Ты уже упомянул, что на майских праздниках дал два подряд солд-аута в питерском А2. Кажется, это были первые сольники после того самого впечатляющего стадионника в 2019 году. Ты переживал в последние два месяца, что концерты снова могут сорваться ― уже в седьмой раз с начала пандемии? 

Забавная ситуация в том, что у меня получился самый часто переносимый концерт за всю историю клуба А2. Потому что он переносился не шесть, а 12 раз, так как каждый из двух заявленных ивентов считается за отдельное мероприятие. Это очень комичный и своеобразный рекорд. 

Безусловно, мы переживали, что перенос может случиться опять. Вся эта ковидная ситуация вроде утихла, а вроде и нет: в разных городах ― разные ограничения. Наша задача проста: нам говорят новую дату, мы к ней готовимся, скрещивая пальцы. К счастью, всё прошло как надо.

А если говорить о возможном переносе с точки зрения твоих же рассуждений о том, уместно ли вообще сейчас веселиться?

Что касается выпуска песен ― это та вещь, которую я могу лично контролировать. Если говорить о концертах, то я, к сожалению или к счастью, не обладаю такой властью, чтобы лишить семь тысяч человек концерта и потраченных денег на поездку.

Мне известно, что на мои выступления приезжают из других городов и стран. А мои личные финансовые издержки меня не пугают, я всё равно получу своё позже. Важнее то, что люди могли потерять свои билеты. 

Концерт 1 мая в питерском А2 Фото: VK
Концерт 1 мая в питерском А2 
Фото: VK

Насколько взаимосвязаны успех твоих записей и успех концертов? Тебе самому порой не кажется, что ты в принципе можешь больше не выпускать релизов? На выступления GSPD всё равно продолжат ходить за впечатлениями, как на какого-нибудь Макса Коржа. 

Порой кажется, что новые синглы особо и не нужны. Потому что люди, которые приходят на концерты GSPD, они не идут за каким-то громким хитом, а скорее ― за адреналином, слэмом, мошем и ощущением единства. Я в шутку сам приравниваю свои гиги к спортивным мероприятиям. Не просто так я выступаю в хоккейной форме нашего петербургского клуба СКА. Так что, да, людям не так нужна от меня новая песня. В принципе достаточно парочки синглов в год для подогрева интереса к концертам, но это было бы читерство. В первую очередь, я музыкант, мне нравится писать.

Диссы ― неотъемлемая часть твоего продвижения? Из недавних случаев можно вспомнить набросы на Lovv66, Scally Milano, Дети RAVE и Джарахова…

Это скорее неотъемлемая часть меня лично ― Давида Деймура. Может быть, для медиаполя я не самый позитивный и добрый персонаж, но в то же время я всегда говорил, что не хочу дружить с теми, с кем мне неинтересно дружить. Я могу открыто говорить, кто мне не нравится ― я же делаю это у себя на странице, а не где-то в комментариях. Да, моя позиция часто бывает в лоб и кому-то она может даже показаться беспочвенной, но как артист я не нахожусь с собой в конфликте. Одно дело, если бы я не был музыкантом, а таким вечным комментатором Давидом Деймуром, то мне можно было бы ответить: «Чувак, ты лучше делом своим займись». А поскольку мои заявления тесно связаны с моей работой, то всё в порядке.

Потому что ты добился?

Да. То есть, понятно, что я часто докручиваю какую-то ситуацию, и искать в моих высказываниях полную искренность ― смысла нет.

Как человек, сам по себе, я хейтер. Это факт. Но как артист я должен докручивать, поэтому иногда получаются одиозные посты. Живу как живу и считаю, что я в праве кого-то посудить и пожурить, потому что имею что-то за плечами.

Фото: VK
Фото: VK

То есть нельзя всё же отрицать, что в таких бифах есть коммерческая мотивация?

В этом смысле, конечно. У любого артиста есть коммерческая мотивация. По моему ощущению, когда ты становишься артистом, ты впускаешь его в свою личность. Ты всегда живёшь в парадигме, что его частичка в тебе, потому что с утра надо опубликовать что-то в stories, ответить кому-то в интернете. Это часть профессии.

Ты не сторонник постмодернистской позиции, когда артист дистанцируется от образа? Как бы снимает с себя ответственность.

Я думаю, по отношению ко мне этот вектор разделения артиста и образа находится в другой плоскости. Если посмотреть на меня-артиста, то это человек, выпускающий весёлые энергичные песни и говорящий о развлечениях, а ещё любящий поконфликтовать. Если говорить обо мне в реальной жизни, то тусовки ― не для меня. Не могу назвать себя флегматичным, но я в свои 29 лет не хожу каждый вечер куда-то кутить с друзьями, не бегаю по улицам в олимпийках и не употребляю вещества. Я очень спокойный человек, сейчас вообще занимаюсь стройкой дома.

Отделение от образа у меня происходит не в области хейт-спича, а лайфстайла. Всё, что мной заявляется, оно не выдумано ― просто мне нужно вытаскивать это из себя.


Я думаю, все согласятся со мной, что у каждого человека есть разные социальные роли. В семье ты играешь роль сына, в автобусе ― пассажира. В шоу-бизнесе точно так же. Но сценический образ не есть я на сто процентов.  

Предупреждаем: некоторые треки содержат ненормативную лексику и не рекомендуются к прослушиванию лицам младше 18 лет.

В тему:
5 фактов о новом альбоме GSPD ― «Ленинградский Электроклуб»


Какие в целом у тебя претензии к артистам Melon Music и CPLUS?

Нет никакой претензии. Я просто дёргаю за крючки, на которые люди реагируют. Но если докрутить этот вопрос, то глобально мне на всех абсолютно пофиг. Просто я понимаю: если я что-то негативное напишу про того, у кого происходит сейчас медийный подъём, то это тут же будут форсить в пабликах. Время от времени я пользуюсь этим читерством, выбирая молодых ребят в качестве мишени. Мне нравится озвучивать в их адрес одну и ту же претензию: «Раз вы такие крутые, медийные и известные, то почему вы собираете и зарабатываете меньше меня?» Естественно, это всё казуистика, потому что каждый зарабатывает сколько хочет. Но артист ― человек, который делает на потребу публики, которую всегда интересовали низкие темы. Вот я и жонглирую актуальными событиями. 

Чем был для тебя проект Dead Blonde? Он ведь был запущен в разгар ковида. Было ли это спонтанно? Или ты давно планировал его как тренировочный полигон для написания «красного диско» и позднесоветской попсы?

Нет-нет, мы с Ариной ещё очень давно ― за год-полтора до создания проекта Dead Blonde ― рассуждали вдвоём о культуре, дальнейшем её пути и пытались спрогнозировать тренды. В один из таких вечеров мы пришли к тому, что проект SEREBRO был последней женской группой, которая громко шумела в поп-индустрии. После этого девичьи бенды куда-то пропали. Естественно, мы не будем учитывать «кис-кис», потому что это другой жанр… И вот мы подумали тогда с Ариной, почему бы не собрать девчонок и возродить этот приём? Но для нас это было слишком сложно, и мы решили эту идею оставить, потому что тогда бы пришлось по-настоящему уходить в продюсерство и заниматься другими вещами.

Время шло, а Арина всё чаще помогала мне в написании текстов GSPD и записывала для моих треков свой голос. И под конец 2019 года, ещё до официального появления коронавируса, мы запустили сольный проект Dead Blonde и объявили о его старте в первых числах января 2020-го. Первый же сингл «Back To School» целиком был написан ею ― от задумки до мелодии. Естественно, мы в студии потом подкорректировали инструментал, но авторство было за ней. Мы увидели положительный отклик и только потом, да, выпустили альбом «Пропаганда» во время ковида.

Запуск Dead Blonde совпал с эпохой, когда я собрал полную «Сибур-Арену», после чего, казалось бы, я должен был максимально работать на себя и выжимать всё из GSPD. «Добился стадиона. Вау, круто!» Но внутренняя чуйка мне подсказала, что нужно пока отдохнуть и обратить внимание на музыку Арины.

Внимание: один из треков содержит ненормативную лексику и не рекомендуется к прослушиниваю лицам младше 18 лет.

Какие музыкальные ориентиры у проекта Dead Blonde?

Певица ностальгического жанра. У нас нет оммажа на конкретную группу или певицу, потому что в нашей музыке присутствует брейкбит в стиле t.A.T.u, синти-поп а-ля «Мираж» и «Комбинация», вполне зарубежный электроклеш конца нулевых. Проект Dead Blonde более многогранный, чем просто «Мальчик на девятке» и песенки в подобном звучании. Но если людям больше нравится это, то почему бы не дарить им больше этого.

В будущем проект останется таким же по концепту?    

Кстати, сейчас договариваемся о получении прав на один известный шлягер, который мы переделали. На этом сингле мы будем не в своём привычном поле ретровейва, поэтому нам будет интересно посмотреть, насколько новый стиль людям зайдёт.

Когда ждать премьеру?

Как только права подпишем и подготовим рекламную кампанию, думаю, в течение месяца. Сами очень ждём!

Давид GSPD и Арина Dead Blonde​Фото: соцсети
Давид GSPD и Арина Dead Blonde
​Фото: соцсети
В тему:
Новый год в стиле нулевых: плейлист Dead Blonde и GSPD


Мы сейчас говорили про ностальгию по восьмидесятым, девяностым и нулевым. А по чему ты наверняка сам будешь ностальгировать из 2010-х и начала 2020-х?

Пока начало 2020-х явно не даёт поводов для ностальгии, если ты адекватный человек. А нынешняя музыка, кроме Dead Blonde и GSPD, мне не близка, мягко говоря. Извините, но зачем мне врать? Мои вкусы глобально заканчиваются в 2010 году, когда я попрощался со школой. С тех пор ничего интересного для меня не выходит. Но если говорить о культуре десятых, то она запомнится взлётом русскоязычной сцены. В середине нулевых было бы западло и зашкварно признаться, что любишь русскую музыку. А вот эти мемы в духе «шаришь за майота?» ― прямая отсылка к тем временам, только уже в обратном значении. Не знаешь современных российских артистов ― ты лох. И это круто! 

Наверное, из 2010-х будет забавно вспоминать эстетику винишко-тян, волну хитов в стиле «Девочки с каре», Pharaoh со своим «скёр-скёр», блейзеры и всё подобное, что переродилось из 2007-го спустя десять лет. Сначала это было смешно, потом в новинку, а далее стало окном Овертона и дошло до того, что Pharaoh уже стал папой и даже дедушкой русского рэпа.

Предупреждаем: трек содержит ненормативную лексику и не рекомендуется к прослушиванию лицам младше 18 лет.


Скажи, а какую музыку ты слушаешь в свободное время? Ты ведь не можешь слушать только то, что напрямую влияет на твою музыку… Что такого может слушать GSPD, о чём никто бы не подумал?

В целом вкусы мои довольно банальные. Супернеизвестное не слушаю, я в этом смысле попсарь. И стесняться мне нечего тут. Мне нравятся ATL, «Пошлая Молли», Слава КПСС и Замай. Альбом «Antihypetrain» ― это великая вещь. Всегда слушаю его в самолёте или поезде. Там 101 трек, рандомно ставишь, и все гениальные.

Я честно люблю отечественную и зарубежную поп-музыку 80-х и 90-х. Рок, альтернатива и рэп, кроме перечисленных мной артистов, мне не интересны.    

Давид, у тебя есть узнаваемый стиль, звук и лор, скажем так. Как не исписаться в рамках своего образа? 

Вот это очень хороший вопрос. Если бы я знал ответ, то пользовался им до конца жизни. В плане текстов я точно не подскажу, как не исписаться. Я обожаю писать музыку и очень не люблю писать лирику. Я не поэт, какой-то мастер слова и человек, желающий высказаться. Мне хочется донести свою музыку. Если бы у меня была такая возможность и инструментальная музыка была бы актуальна для России, то я бы с удовольствием делал и её. Но так нельзя. Это очень банально, но нужно делать то, что тебе нравится. Другого ответа у меня нет.    

Не нужно пытаться следовать трендам, за ними не угонишься. А если будешь долго и монотонно двигать свой стиль, то у тебя по крайней мере будет узнаваемость среди тех, кому он будет нравиться. Возможно, когда он сам станет трендом, ты будешь в нём первым. Собственно это и случилось с проектом Dead Blonde. Да, это попсовая музыка, которую я двигаю шесть лет, и тут бах! Она становится чартовой и известной.     

Фото: соцсети
Фото: соцсети

Есть ли риск, что и при такой стратегии ты рано или поздно можешь перестать быть интересным?

У каждого артиста наступает момент, когда он становится не интересен. Это нужно принять так же, как и то, что человек смертен. 99,9% исполнителей имеют свой пик и закат карьеры, поэтому советую фрешменам не тратить деньги на всякую ерунду и позаботиться о том, как жить после короткого века славы.

А что будешь делать ты, когда это произойдёт с тобой?

Я умный дядька. Хожу в одних и тех же штанах, пока они не порвутся, но зато у меня миллионы лежат под подушкой. Это шутка, конечно, но я, как минимум, уже купил две квартиры в Санкт-Петербурге. Сейчас ещё построю дом и тогда буду с удвоенной силой выпендриваться в соцсетях. Будет нескромно сказать, но его общая стоимость будет в миллион долларов. Я тогда вообще буду всех песочить, не выходя из сети.

Ладно, если откинуть все шутки, я уже создал себе хорошую подушку безопасности. Моя популярность не была какой-то разовой, я стал известен не благодаря одному хиту. Поэтому, когда моя востребованность пойдёт вниз, то это будет происходить постепенно. То есть у меня будет ещё несколько лет на то, чтобы понять, что мои дела идут вниз. При этом мне будут приходить всё ещё неплохие деньги.

Когда человек ― артист, то его опьяняет слава. Кажется, что это будет всегда, но это враньё. Сколько звёзд проходило через это, и почему я должен думать, что я какой-то уникальный? Да купите вы на первые большие деньги хотя бы студию на окраине города, чтобы было где попу свою прятать и грустить вечерами.

Фото: соцсети
Фото: соцсети

Как считаешь, почему о тебе мало говорят в медиа при всех твоих регалиях? Либо не замечают, либо делают вид, что тебя не существует. От тебя самого часто можно услышать укоры в адрес СМИ. 

Наверное, потому, что я не какой-то суперхайповый и трендовый персонаж. СМИ гораздо интереснее цитировать тех людей, которые и так цитируемы и упоминаемы. Есть артист GSPD, исполняющий более узкожанровую музыку, чем широкоизвестную, а есть те, кто собирают меньше меня народу и зарабатывают меньше, но зато они относятся к победившему жанру ― рэпу. Поэтому и следить за ними интереснее. А что там говорит какой-то дядька, который кричит: «Рейвы, йоу!» ― кому он нужен? 

Если резюмировать, я объективно не так интересен СМИ, но вместе с этим искренне считаю, что есть недооценённые музыканты. Про Dead Blonde никто не хотел писать, пока она не стрельнула в TikTok и не попала в чарты. Да даже если вспоминать тот 2019 год… Знаете, кто вместе со мной на той неделе собирал «Сибур-арену»? Егор Крид и Елена Темникова. И вот насколько популярны они, а насколько ― GSPD.

На мой взгляд, чтобы поднимать дух российских артистов, было бы неплохо хотя бы где-нибудь упомянуть в СМИ, что есть у нас такой человечек, который собирает много зрителей, и поэтому он молодец. Все могут так же, если стараться и работать.   

Предупреждаем: видео содержит ненормативную лексику и не рекомендуется к просмотру лицам младше 18 лет.

В тему:
Домашний рейв: плейлист от GSPD
Понравилась новость?
Расскажите друзьям:

Читайте также: