Idris & Leos: «Кальян-рэп ближе людям, чем «хайповый» хип-хоп»

26.11.2020, 15:09

TNTMUSIC.RU продолжает ближе знакомиться с артистами, чьи имена не выходят из топ-чартов в последние месяцы. Герои нашего нового интервью – Idris & Leos, авторы состоявшегося хита «Любить как прежде» и набирающего обороты сингла «Виду не подам». Мы поговорили с парнями о переходе от жёсткого хип-хопа к романтичной поп-лирике, дружбе с HammAli & Navai, плагиате, самоиронии, кальян-рэпе и многом другом.

Idris & Leos​Фото: Instagram
Idris & Leos
​Фото: Instagram

Идрис, Леос, для начала – пара вопросов о вашем свежем релизе «Виду не подам». В своём Instagram вы писали, что он посвящён конкретному человеку. Сможете подробнее рассказать об этом?

Идрис: Думаю, всё, что мы хотели раскрыть, и так изложено в песне. Да и, наверное, когда рассказываешь о каких-то личных вещах, они теряют свою магию. А мне хотелось бы сохранить эту тайну и не заходить дальше, чем было сказано в песне.

А тот человек, которому посвящён этот сингл, как-то отреагировал на него?

Идрис: Лично мне никакой реакции не было дано. До меня даже дошли слухи и о том, что тот человек намеренно не послушал эту песню, но я в это не особенно верю.


Ну что ж, не будем рушить загадку, заложенную в этой песне. Расскажите тогда, с чем были связаны такие кардинальные перемены в стиле и настроении вашей музыки? Если взять, например, прошлогодний альбом «Supreme XL», то это достаточно жёсткий хип-хоп. А теперь – поп-лирика.

Леос: Думаю, главная причина – в том, что мы взрослеем. У нас меняются взгляды на многие вещи. Хочется пробовать себя в чём-то новом. Да и вообще, на данный момент все жанры и поджанры слились во что-то общее, и сейчас рассуждать категориями конкретных стилей уже неактуально.

Просто интересно, как за год вы перешли от треков типа «Грабить-воровать» к романтичным балладам вроде «Виду не подам».

Идрис: Ну, трек «Грабить-воровать» – это такая самоирония.

У Кендрика Ламара в одной из песен была строчка «I'm a proud monkey» («Я – гордая обезьяна»). И он этим иронично отвечает всем хейтерам с расовыми предрассудками. Типа, да, у меня тёмная кожа, широкий нос и кудрявые волосы, но с этим ничего не поделать, я такой, какой есть, и могу над этим иронизировать. Вот и мы захотели поиронизировать над собой.

Трек «Грабить-воровать» – как раз о том, как нас видят со стороны. Просто в какой-то момент ты перестаёшь стесняться себя, париться по этому поводу. Типа, пусть все видят, что мы вот такие.

Леос: Ну, и сама фраза «грабить-воровать» – очень хлёсткая. Это ни в коем случае не призыв к таким действиям, а просто дурачество.

Фото: Instagram
Фото: Instagram


А какими вас видят хейтеры, если судить по этому треку?

Идрис: Красивыми. :) Кстати, хейтеров, как оказалось, у нас почти нет. Бывают, конечно, единичные случаи, но в целом аудитория у нас очень лояльная.

Леос: К слову, когда мы делали хип-хоп-музыку, всё было иначе. Тогда хейтеров было намного больше. Как только мы переключились на более лиричное звучание, они все пропали.

Идрис: Вообще, мне кажется, это такая фишка рэп-аудитории – они постоянно критикуют. Такая своеобразная особенность хип-хоп-культуры – сравнивать, критиковать, умничать. А со сменой жанра все стали просто слушать музыку, наслаждаться ею.


Среди ваших последних постов были сниппеты сольных треков. Вы хотите параллельно развивать и отдельные проекты?

Идрис: Ну, пока это всё делается только для себя, в приоритете – совместное творчество. От него мы получаем больше заряда, больше эмоций. И, судя по отзывам аудитории, людям оно больше нравится. Все друзья, которые знают нас с Леосом с самого начала, говорят, что та музыка, которую мы делаем сейчас, – это то, что нужно. От нас ждут именно балладных, душевных песен.


Чем вы дополняете друг друга в процессе творчества?

Идрис: Леос очень круто поёт, я так не умею. За мелодичность и музыкальные решения отвечает именно он. Я занимаюсь больше техническими и идейными вопросами.

Леос: А Идрис пишет отличные тексты, которые я бы не написал. Делает это очень быстро и круто.

Как сейчас обстоят дела с альбомом, который вы планировали выпустить в этом году?

Леос: У нас накопилось уже очень много треков. Мы постоянно пишем что-то новое, там уже и на пять альбомов хватит. Но на данный момент мы думаем, что не время выпускать альбом. Сейчас нужно выпускать синглы. По идее, альбом уже готов, но его можно до бесконечности докручивать и менять. Да и мы не торопимся его выпускать. Сейчас время быстрой музыки, многие наши коллеги отказываются от формата альбомов в пользу синглов. Так получается уделить каждому треку больше внимания.

Идрис: Когда выпускаешь альбом, нужно закладывать примерно полгода, чтобы люди его расслушали. Соответственно, эти полгода ты ничего не выпускаешь, чтобы аудитория могла сосредоточиться на альбоме. Это очень затратный процесс по энергии и ресурсам.

Фото: Instagram
Фото: Instagram


Так вышло, что практически сразу после того, как вы получили популярность, грянула пандемия с отменами концертов и гастролей. Получается ли у вас на протяжении этого года обеспечивать себя только за счёт продаж музыки?

Идрис: Слава богу, да. Бахтияр (Bahh-Tee, глава Zhara Music – прим. ред.) постоянно помогает нам. У нас сложились даже не столько рабочие, сколько братские отношения. Сколько раз он нас выручал, даже не припомнить… Так что – да, на данный момент мы можем чувствовать себя хорошо и комфортно. Конечно, неприятно, что так с этой пандемией всё случилось и застопорилось. Но что имеем, то имеем. Надеемся, что в следующем году всё пойдёт как надо.

Вы не раз упоминали, что дружите с HammAli & Navai. Музыка, которую вы делаете сейчас, несколько схожа с их творчеством. Вас часто сравнивают?

Идрис: Да, бывает такое. Но нам это только льстит. Если мы делаем что-то похожее, ничего страшного в этом нет.

Леос: HammAli & Navai – это гиганты своего дела. Так что нам такие сравнения только приятны.

Идрис: Кстати, у нас даже была такая ситуация – мы записали песню, и я понял, что в одном моменте она похожа на песню HammAli & Navai. Я скинул HammAli, говорю: «Брат, заметил, что вот здесь мы похожи на вас, не страшно?» HammAli отвечает: «Да вообще наплевать, ребята. Главное, чтобы вам нравилось, делайте, кайфуйте. Вся музыка похожа».

И я полностью с ним согласен – сейчас можно до кого угодно докопаться, похожей музыки очень много.


Помню, мы с Andro и Gafur'ом во время интервью говорили о том, как они реагируют, когда их называют кальян-рэперами. А вы как на это смотрите?

Идрис: Для нас это комплимент.

Мы всем говорим, что мы кальян-рэперы. Не видим в этом ничего обидного. Мне кажется, хип-хоп-артисты видят успех кальян-рэпа, и это их обижает, поэтому они и говорят об этом жанре с пренебрежением.

Сейчас все слушают кальян-рэп. А всем поголовно людям нельзя намеренно навязать что-то. Значит, людям реально это нравится. Спрос рождает предложение. 

Всё же не соглашусь с тем, что нельзя большой массе людей навязать какой-то тренд. По сути, сейчас многие исполнители этим и занимаются, выпуская вирусные треки.

Леос: Но всё-таки не думаю, что именно такой жанр, как кальян-рэп, получилось бы насильно навязать людям. Потому что те, кто делают кальян-рэп – это самые обычные пацаны без каких-либо инструментов для навязывания. Когда этот тренд только зародился, первыми представителями кальян-рэпа были HammAli & Navai. Какие у них были инструменты для мощного продвижения? Navai в самом начале вообще таксистом работал.

Идрис: Мне кажется, что в России слушатель не так искушён, как на Западе. Там люди всегда в поиске нового, потому что у них очень высокая конкуренция и богатый выбор. Поэтому там тот, кто умеет удивлять и делать стиль, сразу привлекает к себе внимание. В России же вся эта культура помоложе. И известность получают те, кто выделяется как яркая личность, а это невозможно подстроить. Так было, например, в случае со Скриптонитом или Oxxxymiron'ом.

Но есть немало примеров, когда артист искусственно создавал вокруг себя хайп и провоцировал аудиторию, чтобы привлечь к себе внимание. Morgenshtern, например.

Идрис: Ну, мне кажется, он стал успешным тоже не на сто процентов благодаря хайповому образу. Думаю, Morgenshtern'a самого удивил его успех. Но я всё же считаю, что кальян-рэп ближе людям, чем вот такой «хайповый» хип-хоп.

Фото: Instagram
Фото: Instagram


Вы как-то упоминали, что хотели бы продвигать себя и за пределами России, делать коллабы с западными артистами. Как показал опыт того же Morgenshtern'а по его фиту с Lil Pump'ом, это вполне реально. Ещё не начинали работать в этом направлении?

Идрис: Я всё же думаю, что для начала нужно чего-то ощутимого добиться здесь, в русскоязычном пространстве. Да и вообще, если честно, не очень верю в то, что российские артисты смогут полноценно интегрироваться в западную индустрию. Даже если ты уже обрёл статус легенды, как, например, Баста, за рубежом ты продолжаешь выступать для русскоязычной аудитории, которая живёт за пределами страны.

Русскоязычному артисту внедриться в западную индустрию – это почти нереально, на мой взгляд. Как полететь в космос.

Леос: Да и вообще, коллаборации с западными звёздами делаются скорее «для галочки». Потому что для кого такой коллаб становится инфоповодом и событием? Конечно, для российского артиста. Я не думаю, что Morgenshtern всерьёз целится выступать с Lil Pump'ом где-нибудь в Атланте. Это просто способ укрепить свой статус, получить ещё больший медийный уровень.

А если взять, например, Kizaru, который записал фит с Тори Лейнзом и Smokepurrp? У него, как мне кажется, как раз-таки есть цель продвинуть русскоязычный хип-хоп на Запад.

Идрис: Да, согласен, фиты Kizaru воспринимаются иначе. Но у нас нет цели пытаться внедриться в западную индустрию. На данный момент, бог даст, состоимся в русскоязычном пространстве, а там уже посмотрим.

Но если у нас так и не будет за всю карьеру фита с западным артистом, лично я вообще не расстроюсь. Это скорее детская мечта, из которой ты с каждым днём вырастаешь.

В тему:
Бизнес Zhara Music, победа кальян-рэпа, «художник должен быть голодным»: главное из документалки о Bahh Tee
В тему:
MATRANG про сольный концерт, болезнь, спорт и любимого пса
Понравилась новость?
Расскажите друзьям: